О чём молчат гербарные листы

В этикетке гербарного листа может содержаться больше, чем имя собравшего, место и время. Иногда это тонкие детали, которые очень трудно сохранять и трудно интерпретировать. Но они там есть. Попробуйте прочесть как написано на гербарном листе: myoso-t-i-s, — эти обращенные к кому-то “не забывай меня”, когда они прерываются и одновременно этой дробностью удлинены в звучании. Лист 1930 года с незабудкой Соловецких островов гербария Ботанического института РАН.
Дублируем публикацию двухлетней давности:

«В отделе геоботаники сегодня было 9˚ С», — Юрий Цинзерлинг на совещании 6 декабря 1930-го. После ареста его жизнь закончится в 1939-м. Гербарий и архив Ботанического института имени В. Л. Комарова РАН. Присматривалась к травам и людям для выставки Проект «Засушенному – верить». Когда она доберётся до Петербурга, соберём новые истории. Пересмотрела листы соловецких сидельцев. Все помогал достать быстрый Артём Леострин. Сверила со своими фотографиями и оказалось, что лист анонима с красной подписью атрибутирован как Л. Семенов в картотеке, собранной для издания «Определитель сосудистых растений Соловецкого архипелага», которую составили в Ботаническом саду Московского университета на Воробьёвых. Ура, если это так. 

В архиве отчёты экспедиций геоботаников. 1929 год, шоссейная дорога Лоухи — Кестеньга уже два года как построена заключёнными. Идут вдоль трассы, отклоняясь по просекам. Пробы торфа, описание растительных ассоциаций, озёрно-речной сети, рекомендации для Колонизационного отдела Мурманской ж. д.: где, как и какие места лучше осваивать переселенцам. Геоботаники — очень нужные люди в узнавании событий прошлого. Очень много подробностей, внимательный взгляд, почти физическое ощущение, что могли видеть много чего, но в тексте кроме геоботаники ничего нет. И не могло быть в отчетах того времени, глупо хотеть. Но описано так подробно, что я легко вижу болота, каменистые гряды и молодой лес. И точно знаю, что геоботаник — тот человек, который читает лес как текст и умеет распознать и интерпретировать следы вмешательства человека. Все фотографии срезаны, обещанных в приложении четырёх карт нет. 

Как же важно успеть расспросить тех, кто видел и помнит. И замдиректора БИНа Андрей Сытин собирает устные рассказы о русских ботаниках, симпатичное дело — читать словарные статьи и сопровождать их деталями, которые ещё можно вспомнить. И сора тут не бывает. . Спасибо большое, Дмитрий Гельтман и Андрей Сытин за комментарии и подсказки! Проверила на послевоенной топографической карте, и животноводческий колхоз отмечен именно в рекомендованном экспедицией месте. В институте прекрасные старые самодельные гербарные прессы и шкаф — сокровищница с типовыми экземплярами. И оранжереи! Но это в другой раз.

Автор проекта Надежда Пантюлина

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *