Мы очень ценим отзывы наших посетителей, поэтому решили собирать их на отдельную страницу.
Спасибо, что вы делитесь с нами своими эмоциями и размышлениями!

Ирина Лапидус
Директор программ Благотворительного фонда Владимира Потанина

На открытии выставки в Музее архитектуры им. Щусева 23.10.2018 г.: «Этот проект — метафора, он говорит одним языком о том, что подразумевает другой. Для нас важно, что он доносит определенную мысль до той аудитории, которая, может быть и не задумалась и не прислушалась к ней раньше».
Видео с открытия

Елена Жемкова
Исполнительный директор Международного Мемориала

На открытии выставки в Музее архитектуры им. Щусева 23.10.2018 г.: «Эта выставка — подлинно партнёрский проект. Разные организации и разные люди соединили в нём свои возможности. И одновременно здесь соединилась память о разных людях. Эта выставка — о невольных переселенцах: о растениях и людях. Но в ней так много человека, так много памяти о человеке. На выставке виден главный принцип Международного Мемориала: «Единица истории, измеритель истории — это человек». Я очень ценю эту выставку и профессионализм, с которым она сделана».
Видео с открытия

Маша Трифонова

Растения не врут. Им всегда можно верить. Их надо уметь понять, и тогда можно узнать очень много интересного.
Пост в Facebook

Елена Краснова

Смелый проект. И с научной точки зрения, и с общественной. И тем особенно ценный. Не забудьте посетить!
Пост в Facebook

Sveta Ben

Проект невероятной силы, красоты и боли. Самые хрупки свидетельства оказываются самыми пронзительными.
Пост в Facebook

Olga Drobot

Вот какая выставка открылась! Я не могла вчера попасть на открытие и пойду теперь на кураторскую экскурсию, чего и всем советую. В прошлом году на Нон-Фикшн показывали концепцию, я два часа не могла оттуда уйти. Поздравляю, Надя Пантюлина.
Пост в Facebook

Anna Rakhmatulina

«Засушенному — верить». Гербарий из растений, собранных научными сотрудниками Музея Норильска на склоне горы Шмидта, стал частью нового выставочного проекта Государственного биологического музея им. К.А. Тимирязева. Выставка открыта для просмотра с сегодняшнего дня в Московском архитектурном музее им. А.В.Щусева.

Растения и гербарные листы в экспозиции представлены как важный научный источник, символ памяти, архивный документ, сохранивший историю места. На основе гербария, научных описаний, фотографий и документов предоставлено свидетельство перемещений людей и растений во времена ГУЛАГа. Норильские символы памяти расскажут посетителям историю женского отделения Норильлага.

Летом этого года в Музей Норильска обратилась автор проекта Надежда Пантюлина с интересной задачей: исследовать место с особой историей и собрать материал для будущей выставки. Сегодня на восточном склоне Шмидтихи о трагических событиях норильской истории 1930—50-х годов напоминают остатки лагерных строений, летом — густые заросли хвоща, вейника, иван-чая и ромашки. Живой след лагеря, зеленый ковер трав, удивительно точно повторяющий границы лагерных бараков. Более семи десятилетий назад здесь существовал женский лагерный пункт «Нагорный». Ласточкиным гнездом назовет это место одна из заключенных, автор знаменитых мемуаров Ефросинья Керсновская. Карта, нарисованная Керсновской, архивные фото из фонда музея помогли сотрудникам восстановить картину тех дней. Определить растения удалось благодаря экспертному мнению Светланы Филатовой, младшего научного сотрудника Института Крайнего Севера и экологии Арктики. Увидеть, как выглядит место с особой историей сегодня, откуда в столицу привезены растения, посетители выставки в Москве смогут на снимках, сделанных с высоты птичьего полета музейным волонтером Максимом Зверевым.

Выставка «Засушенному верить» задумана организаторами как путешествующая, передвижная, чтобы с историями и их символами памяти познакомились не только в столице.

Выставка открыта до 18 ноября. Если будете в это время в Москве, обязательно посетите.
Пост в Facebook

Наталья Федянина
Директор МВК «Музей Норильска»

Это очень трудоёмкая и любопытная работа. Суть вкратце в том, что во времена ГУЛАГа людей насильственно перемещали, массово переселяли со своих мест в такие суровые края, как Норильск. При этом они в своих карманах, котомках, тюфяках переносили семена растений, не характерных для новых мест. Мы Лилия Луганская, Ольга Шадрина, Дмитрий Шебалков поддержали Надя Пантюлина в ее проекте. И вот. Результаты исследования, география сидельцев через образцы флоры территории лаготделения Норильлага… Проросли свидетельства, сохранились, несмотря на время прошедшее и суровый климат.
Пост в Facebook

Мария Толстых

В залах анфилады Музея архитектуры им. Щусева открылась передвижная выставка «Засушенному верить» — выставка биологическая и историческая, художественная, и философская. Разговор в ней идет о репрессиях, так что открытие выставки звучит как поддержка акции 29 октября, вокруг которой какие-то драматические эпизоды разворачиваются нынче. 
Экспозиция повествует о том, что трагическая история трудовых лагерей сохранилась не только в архивах; иногда и сообщества растений могут нести информацию о том, что когда-то происходило на том или ином участке земли.

Очень интересная и нужная по атмосфере получилась вещь, мне кажется. И с одной стороны кажется кощунством выверять нюансы эстетики подачи материала про СЛОН, про страшную и нечеловеческую жизнь, в которую ввергнуты оказались миллионы людей. А с другой стороны, есть же, например, спектакль Резо Габриадзе «Сталинград» — который каким-то непонятным образом, но помогает переживанию и проживанию ужаса этих гибельных времен — кукольный, игрушечный спектакль. Выходит, что лечебные действия могут быть облечены в очень разную форму.
Вообще, с миром Габриадзе очень перекликается эта выставка для меня. Не столько даже потрясающим художественным решением Петра Пастернака, строившего экспозицию, сколько рожденным ею ощущением хрупкости жизни и утверждением ее безусловной ценности. Такие азбучные вроде бы заповеди гуманизма, которые все время приходится освобождать из трясины «политических требований момента». 
Да, эта выставка — ни в коем случае не отчет об исследовательско-биологической работе. Но это повод подумать и о многообразии скрытых следов, которые оставляет человек, и о природе, которая иногда становится единственной скрижалью, где запечатлевается чье-то бытие, и вспомнить тех, следом чьих отнятых жизней остались неожиданные растения на местах бараков и командировок.

Спасибо всем людям и организациям, благодаря которым эта выставка состоялась — благотворительному фонду Потанина, Биологическому музею им. Тимирязева, обществу «Мемориал», Гербарию МГУ, МУАР, художнику выставки Петру Пастернаку, многим другим и, главное, Надежде Пантюлиной, куратору и творцу.
Пост в Facebook

Мария Хрущева

События последнего года, последних дней ошарашили. 
Вчера на Фрумкинских чтениях был сделан доклад. Название – рядовое: «За что академик А.Н. Фрумкин получил ленинскую премию». Доклад получился. Но я не об этом.

Удивительно, как последний год все шло в руки. Само. Начала листать старые журналы, натыкалась на, казалось бы, самые рядовые вещи, а ниточка цеплялась за другую ниточку, за одним открытием следовало другое.
Открытия научными не были. Просто появлялись имена, фамилии. Открывались биографии, судьбы. Оказывалось, как все в этой жизни связано.

Коллеги Фрумкина. Брунс. Борис Павлович. Много работ, много слов Фрумкина о нем. Как о блестящем экспериментаторе. И… невозможность найти даты жизни. И лицо. Мы не знаем, как он выглядит. Даты находятся сами собой. Случайно. Через полгода после начала поисков. В той книге, которая лежит на столе как настольная. Фотография. Появляется за день до назначенного доклада и уже тогда, когда статья с его именем уже отправлена в печать. Ниоткуда (или почти ниоткуда) появляется его коллега. Ей 90. И у нее есть старая вырезка из газеты. С фотографией. Молодых сотрудников института антибиотиков. И она очень хочет, чтобы ее газетная вырезка была полезна.

Сергей Сергеевич Васильев…. Внук фабриканта Абрикосова. Из той самой Абрикосовской династии, давшей миру и ученых, и актеров, и художников. И туту, в ленте – Дмитрий Абрикосов. Потомок. Бережно сохраняющий память о династии и пытающийся передать ее другим. Заседание ОИРУ в Щусевском музее архитектуры, наклоняюсь за книгой на развалах, поворачиваю голову – а рядом узнаваемый профиль Дмитрия. «Дмитрий, здравствуйте…..»

Письмо: «Маша, это фантастика». Да, фантастика, потому как в монографии 36 года обнаруживается там, на Украине, на певучем украинском языке биография классика теории растворов, основателя Киевской электрохимической школы. Сегодня почти забытого. Плотникова. Про которого в сегодняшней литературе лишь пара сухих абзацев . Монографию прислали оттуда, из Киева. Нет, не электрохимики уже, но люди, которые услышав, что где-то здесь в Москве кому-то интересен опальный Плотников…. Они садятся и сканируют монографии, труды, пересылают сюда. Им это нужно. 
Доклад. Звонок. «Маша, а давай встретимся с одним человеком, ему уже почти 80. И он помнит их всех, коллоидников. Перцова. Ну давай, ему уже почти 80….Я тут твой доклад слушала, ты сказала, что нужно все делать вовремя… Пока они еще есть, эти люди…»

Еще звонок. «Давайте встретимся. На заседании ОИРУ. Там будет… Он помнит Николаева. Помните, химика, который архитектурой занимался. Ну, ему же уже почти…. И осталось….»

Строчка в монографии 1919 года. Благодарность Фрумкина профессору Саханову. Первый директор ГрозНИИ. Ученик Каблукова, коллега Фрумкина, еще там в Одессе! И опять – никакой информации. Невозвращенец. После 30-ых имя вычеркнуто из истории химии. Здесь, в СССР вычеркнуто. А сейчас имя находится. Само. Опять идет в руки.

Важно не то, какую информацию находишь, как открываются новые, а на самом деле абсолютно забытые имена. Имена важные, громкие, но забытые.
Важно то, как они открываются. Через людей. Тех, кому это оказывается нужно. И таких – много. Ничего не забывается. Ничего не бывает просто так. И люди все помнят. И однажды это «помнят» выльется во что-то большое и очень ценное.

Ценное не только для того, кто найдет очередное неизвестное имя, факт, информацию. А ценное для того, кто неожиданно обнаружит, что то, что он помнил, знал, имел – имеет важность и для других.

Два дня назад у моей одногруппницы, выпускницы Химфака, которую я очень люблю, Надя Пантюлина, открылась выставка. Дело, которому она посвятила много времени. А главное, она посвятила ему себя. И к которому оказались причастны десятки других людей. Когда я думаю об этом проекте, я вспоминаю фотографию Нади пару лет назад. Надя стояла у Соловецкого камня, на Лубянке, в день возвращения имен, с плакатом на груди – анонсом еще не совсем родившейся выставки. Еще многое нужно было сделать, еще не были смонтированы экспонаты, еще не все было найдено, но выставка уже была. У нее в глазах и душе.

Я обязательно пойду к ней в гости, на эту выставку, в ее дом. Тогда, когда она сама будет принимать гостей, в ее кураторские дни. А пока – Надя – ты… умница. И ты сделала еще одно самое главное в жизни. И этого самого главного у тебя еще будет много!
Пост в Facebook

Наверное это самые главные слова на выставке Нади Пантюлиной»засушенному верить». «Есть люди, которым не все равно…»
Пост в Facebook

Вера Тименчик
Международный Мемориал

Проект «Засушенному — верить» о подневольных переселенцах — людях и травах. Людях, которых мы не согласны называть «отработанной рабсилой» и не помнить, что они были. Травах, семена которых проросли возле лагерных бараков. Листах гербария, документально подтверждающих, что травы были. Это история о памяти, хрупкости и неявных следах, которые можно научиться видеть. Это история о материковых командировках Соловецкого лагеря особого назначения и нас сегодняшних.»
Выставку очень сложно описать и пересказать, это надо ходить и смотреть. Она будет открыта до обидного мало, 18 ноября – последний день. Поэтому советую не откладывать, а идти прямо сразу.
Пост в Facebook

Юлия Мацкевич
Ассоциация менеджеров культуры

Колоссального масштаба исследование, которое Надя Пантюлина организовала и провела, привлекая ученых, коллекции, архивы из самых разных регионов (в соответствии с всероссийской географией ГУЛАГа), легло в основу выставки «Засушенному — верить», открывшейся недавно на площадке Музея архитектуры в Москве. Когда выставка закроется в Москве, она станет передвижной и продолжит свой путь по стране. Проект Государственный биологический музей имени К. А. Тимирязева поддержан Благотворительным фондом В. Потанина в рамках конкурса Меняющийся музей в меняющемся мире.
Пост в Facebook

Елена Медведева
Главный редактор журнала «Музей»

Получила большое удовольствие и рассказала всем своим друзьям, детям, коллегам. Долго все читала. Прекрасно, что там есть разные истории, разные судьбы, Замечательно, что Вам удалось собрать вокруг этой темы такой большой круг людей. Очень жалко, что так коротко экспонируется в Москве. Отдельное удовольствие получила от обновленной среды Музея архитектуры. давно там не была, а теперь непеременно буду ходить. И лекторий мне показался интересным 🙂 Спасибо Вам!
Пост в Facebook

Юлия Тавризян, 
директор Пермской государственной художественной галереи

Юлия Тавризян
Директор Пермской государственной художественной галереи

«Выставка «Засушенному верить» в МУАРе. Тонко, трагично, точно и по-настоящему. Надя Пантюлина, Вы потрясающая), спасибо! 
Мне кажется, это тот самый и научный, и нравственный, и художественный ответ тем, кто говорит, что репрессий не было, или что «не все однозначно» или ещё что-то там. Ну и вообще, все в мире оставляет след. И все эти следы можно найти. Удивительно, как это можно показать с помощью растений».
Пост в Facebook

Александр Артамонов
Творческая группа «Музейные решения»

Холодным осенним вечером внутренний голос сказал мне: «Возьми, Шура, камеру, и иди в музей архитектуры». На страшные темы ГУЛАГа выставки были разные, но тоньше и пронзительней этой я не видел. В музее архитектуры — до 18 ноября 2018 года. Далее выставка, сразу задуманная как передвижная, готова перемещаться по России, туда — где её готовы принять. Проект выставки — победитель конкурса фонда В. Потанина «Меняющийся музей в меняющемся мире». Руководитель проекта — Надежда Пантюлина (спасибо за внезапную персональную кураторскую экскурсию!). Художественное воплощение — Пётр Пастернак.
Публикация в Facebook

Алексей Федяров
Адвокат проекта «Русь сидящая» Благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям, бывший прокурор и заключенный

«Вчера были с Верой Демьяновой на выставке «Засушенному — верить» в «Мемориале», на Каретном ряду. 
Выставка эта — высокое документальное искусство.
Великие люди ее придумали, ездили по Соловкам и собирали крупицы, пропитанные болью, уходили в другие экспедиции, которые еще больнее — в архивы КГБ-ФСБ, где ты точно знаешь, что все, что нужно — здесь, но ты либо не найдешь, либо тебе не дадут.

Вот карта страны с отметками — здесь травы среднерусские, но растут на севере и в Сибири. Аккурат вокруг лагерей. Люди ехали столыпинскими вагонами, лежали на сене, везли с собой на одежде семена, уходили в землю, и с ними в землю уходили семена, и семена прорастали, а люди нет. 
Страшная карта.
Вот совершенно секретное разъяснение судам и прокуратуре 1935 года, которым постановлено «считать отпавшими» примечания к ст.13 «Основных начал уголовного законодательства СССР и союзных республик» о том, расстрел не применяется к лицам, не достигшим 18-летнего возраста. 
Можно расстреливать, установили совсекретным разъяснением. А как же кодифицированный закон? Неважно. Вот разъяснение. По закону нельзя, но по секретному разъяснению можно.

А вот сводка особой комиссии по проверке соловецкого лагеря, где проверяющие выявили массовые убийства и пытки заключенных.
«<…> Все прибывающие этапы подвергались т.наз. обработке. Обработки эти выражались в том, что с первых же шагов заключенный за всякий свой промах должен был познакомиться с кулаком начальства. Дальше эта обработка выражалась в ознакомлении с военным строем, прохождении и т.д. Всякое прибытие этапа узнавалось по крикам «здра», оглашавшем воздух до позднего вечера, а также бесцельной работой, как-то переноска снега, песку из одного места в другое».
Зона, обычная российская зона 21-го века.

«Здра»… 
Так и орут, вот именно так и орут сейчас где-то люди, совсем недалеко от нас.
«Контр революция — 10.643» — столько содержалось с моменте на 1930 год. Обычная рабочая справка. Текущая. Баланс. Что за контр-революция через 13 лет после переворота? За что убиты эти люди?

«Дабы разместить прибывающие этапы до начала зимних лесозаготовок, УСЛОН сильно увеличил свою программу по осенним лесозаготовкам, каковые по условиям своей работы <…> дают большую потерю рабсилы». 
Тоже оттуда.
И параллели, параллели…
Эту выставку надо увидеть».
Пост в Facebook

Olga Drobot

Я как-то не подумала об этом заранее, а потом приходишь на выставку «Засушенному — верить» и сразу видишь, что художником здесь Петя Пастернак. Так что выставка не только уму и сердцу, но и глазу. Работает до 18 ноября в Муаре, не пропустите. Надя Пантюлина, спасибо за экскурсию!
Пост на Facebook

Дарья Пухальская

Выставка «Засушенному — верить» Я бы очень хотела написать красиво, да, к сожалению, не умею. Как высшую похвалу выскажу: мой папа бы оценил. Он очень любил работы, сделанные на стыке двух наук, восхищался Туром Хейердалом. Это сравнение здесь вполне уместно. Пойду ещё раз, потому что хочу все прочитать внимательно и подумать. На фото проводит экскурсию куратор выставки поразительная Надежда Пантюлина.
Пост на Facebook

Александра Астахова

UPD 18 ноября снимала закрытие Проект «Засушенному — верить» в музее архитектуры. Вместе с Егор Астахов (Egor Astakhov) послушали кураторскую экскурсию по выставке от Надя Пантюлина (Nadya Pantyulina). Спасибо.
А в декабре выставка откроется в Международный Мемориал. Сходите — рекомендую. ***
Вчера была на тонкой и умной выставке Проект «Засушенному — верить» в Музей архитектуры имени А. В. Щусева 
Художник, а точнее даже сценография Петра Пастернака. Все фактурно, эмоционально, все мелочи имеют смысл, хрупкая память. Куратор Надя Пантюлина очень интересно рассказала. Всегда радостно встретить человека, который так любит и знает свое дело. Надя, очень рада знакомству.
Рекомендую и вам, мои уважаемые читатели, сходить на выставку. Это действительно важный проект, который с неочевидной стороны дает возможность что-то понять не только про нашу историю, но и про нас самих.
Публикация в Facebook

Ксения Тименчик

Редкая по продуманности, проработанности, количеству смыслов и ощущений важная выставка про то, что ботаника может нам рассказать о сталинских лагерях и насильственных переселениях, ну и в целом о следах истории. И к тому же, оооочень красиво. Автор всей этой красоты Надя Пантюлина, а воплощение Петя Пастернак и Мария Волохонская. Бегите скорее, пока не закрылась.
Пост в Facebook

Татьяна Новоселова

Проект «Засушенному — верить» — Бежать всем — всего 4 дня осталось!
Nadya Pantyulina — блестяще все, от замысла до воплощения, а за тексты особое спасибо. 
«Это история о подневольных переселенцах — людях и травах.» Когда во время просмотра стоит ком в горле — это значит искусство. В каком жанре, не важно совсем.
Пост в Facebook

Мария Букова

Два дня внезапной вылазки в Москву равно пять выставочных площадок. И их я разобью на два дня. 
Первый день — Ларионов в Новой Третьяковке, Засушенному верить в Музее архитектуры и Сокровища России в Манеже. 
Ларионов хорош балансом архитектуры выставки, кураторской задумкой, качеством работ и текстов. На снимках можно видеть, что залы решены в сером, синем и жёлтом цветах, и два больших зала разделены линией-стеной: они создают и разделение тем живописи художника, и рифмуют произведения друг напротив друга (вот павлин — а вот букет).
Это браво! 
Засушенному верить — это тонко. Она умная, с нужным соотношением информации от исследователей и обратной связью от посетителей. Надя Пантюлина, ведь ее турне уже распланировано, так?.. 
Ну а Сокровища России — какой-то блокбастер: на три недели со всей страны собрали 280 (первоначальный список был из 600!) работ, сделали бесплатный вход, и даже в 21.00 там толпы с экскурсиями. Она неоднозначная, принцип объединения (не хронология, конечно) мне показался странным. 
Художественные и художественно-исследовательские выставки ценны уровнем работ и их возможностью к беседе со зрителем, а вот у выставок естественно-научных все сложнее. Об этом следующий пост.
Пост в Facebook