Эта выставка о памяти, хрупкости и неявных следах. Глаз проскальзывает мимо, пока мы не знаем, что это следы. Уходят люди, исчезают и травы-переселенцы, но остаются гербарные листы — документ, подтверждающий, что переселенцы — люди и травы — были. Ботаники на выставке — переводчики, расшифровывающие «язык» растений.

В экспозиции представлены гербарии Государственного биологического музея имени К. А. Тимирязева, Московского университета имени М. В. Ломоносова, Главного ботанического сада имени Н. В. Цицина РАН, Ботанического института имени В. Л. Комарова РАН, Международного Мемориала, Музея Норильска, Воронежского государственного университета и частного собрания ботаника и краеведа Марины Трифоновой.  Все они приготовили листы гербария и истории с ними связанные: гвоздики со взлетной полосы московского аэродрома, зеленый ковер трав на месте женского отделения Норильлага, пять подвешенных вниз головой стеблей из сборов натуралиста, шпионившего за декабристами и Пушкиным, листы соловецких заключённых, живые человеческие истории и переживший войны и перемещения, но сохраненный лист коллекции воронежского университета.

Выставка «Засушенному — верить» — это не только большое количество архивных документов, но и их осмысление художником Петром Пастернаком. Уникальность первой публикации передвижной выставки — участие современных художников Андрея Кузькина, Хаима Сокола, Ивана Щукина. Их работы созвучны теме. Они мощный протест против забвения.

Пресс-релиз выставки «Засушенному – верить»